Ночь на нейтральной полосе или…Сказание о неоконченном путешествии Днепр-Гоптовка-Москва.


Долго ли, коротко ли дело делается, но, коль сказка сказывается, то торопиться не следует…

Жила-была красна девица, уже не так, чтобы совсем свежа, но еще краснА – особенно некоторыми членами. Спросите: «А какими ж собственно?». Так и ответим: «Многими». В частности, если приглядываться с головы до ног, то несомненно, в самой верхней точке, окромя красоты неписанной еще и свежесть ума не затерялась в намечающихся хворях – деменции и разных оных.


Судьба, благоволящая красной девице, подарила супруга – добра молодца, да наследника – кроху смышленого. И стала дева, не очень юная, записывать сказания о доле своей распрекрасной, да и другие веселые истории стала «сочинительствовать», как например, о неунывающей женщине Розе Марковне. Историю эту, как-то раз, с почтовыми голубями, отправила в державу заморскую на ознакомление и, опять же, для участия в конкурсе. Мужи ученые государевы поглядели на веселое сказание и, приняли решение наградить красну девицу медалью да свидетельствами с дипломами, а еще пригласить ее для вручения вышеперечисленного в стольный град-Москву. И тут-то судьба, казалось задремала…


Красна девица засобиралась за наградами высокими, подойдя к мероприятию оному очень ответственно: куплен был наряд подобающий, рыжие волосы приглажены аккуратно, «боевой раскрас» заготовлен заграничный с пудрами да одеколонами – все, чин по чину.

И вот помчалась дева красная в ночь, на, опять же заграничном автобусе на околицу страны – границу с государством соседним.

И спрашивали служивые на заставе: «Почему не пишешь сказания свои у нас в державе, зачем же с такими веселыми историями по чужим конкурсам признания выискивать?». И слово молвила красна девица: «Не надобно это здесь никому. Стало быть – вот вам и причина.». Служивые заставы еще добавили: «Так, карантин, ведь – хворь китайская по планете шастает. А ты, красна девица, все бумаги собрала для такого путешествия? Бюрократию с законами коварными еще никто не отменял!». И снова молвила красна девица: «Так ведь билет есть электронный у меня, в их самое, что ни на есть, главное городское здание – Большой концертный зал правительства Москвы». «Так-то оно билет красиво выглядит, и устроители собрания сего звучат значительно – Российский Союз Писателей, но, кажется нам, что не доработали они, это не бумага, всем бумагам бумага – не окончательная, так сказать, бумага, а должно быть, собственно - списки, утвержденные служивыми государевыми, вон оно как…» - молвил старший смены родной заставы.


Не поверила красна девица служивым, да и пошла в ночь, на заставу соседнюю полтора километра-то всего было. Гремел чемодан всю дорогу пудрами да одеколонами в оглушительной тишине да мраке, нарушаемой только завыванием собачек, охранявших границу от сусликов да бурундуков с той стороны, но, о собачках еще будет сказ сказываться.

Дошла дева красная до заставы соседнего государства по ночи темной, да по морозу лютому – сон после автобуса теплого заграничного, да заставы родной – как рукой… И стала заполнять декларацию скучную непослушными замерзшими пальчиками. Дошел черед до нее границу переходить, но служивый соседнего государства молвил: «Не бывать этому! Бумаги-то не все собраны!». И, другой служивый, старший по «переходу» молвил: «Будем смотреть все наши списки, и искать имя твое, дева красная, замерзшая, потому как знаем, что организация твоя (Российский Союз Писателей) очень серьезная и уважаемая, не могли же они так…».

И, искали служивые два с лишкОм часа в теплой будочке своей, а, дева красная замерзшая, превращалась уже в синюю, сильно-замерзшую. На все уговоры, что: «…пожалуйста, сжальтесь.., такое событие ведь – раз в жизни.., может ручку вам, служивые позолотить…» отвечали ей сухо и скупо, мол: «Не положено!».

Пригорюнилась красна девица, чуть не до слез, и пошла, пританцовывая на тоненькой подошве своих ботиночек, в которых ног уже не чувствовалось в сторону заставы родной. На пути ей встретилось заведение чудное «DUTY FREE». Тепло там было и кофий заграничный, и напитки разные. Купила себе красна девица бутыль самогона заморского –бурбон «FOUR ROUSES» для сугрева и от хворей, не дай бог, а то ведь продрогла окончательно, но употреблять не стала, решила попытать счастия поутру с новой сменой служивых на соседней заставе.

Да, вот ведь беда, карантин – ночью находиться в заведении не положено, потому как штраф. Смилостивились добры люди из «DUTYFREE» и, поставили табуреточку в сенях заведения, где спали, отогреваясь, два песика с чудными кличками: «Маруся» и «Игорек». Так и просидела четыре часа красна девица в сенях с собачками до рассвета. «Игорек» вел себя прилично – толи с пониманием и сочувствием, либо от того что ночь. «Маруся»-же учуяв на одежде и ботиночках запахи домашнего кобеля красной девицы, решила судьбу свою иначе попытаться устроить, и, как могла, оказывала деве красной знаки внимания всяческие: ботиночки ее замшевые вылизывала, да чесалась неистово, распространяя блох своих по всем сеням.

Пришло время новой смены на заставе соседней и, пошла красна девица снова через границу «прорываться». Была она не только красотою лепа, но и умом не обижена и стала еще письма слать электронные в РСП с просьбами да уговорами к содействию в пересечении границы всяческому. И прислали ей еще одно письмо, да снова не то…

Да, сказали ей служивые новой смены на заставе, что знают они от ночной смены все о невзгодах ее, но ничем помочь не могут: «Не положено, и все тут!». А ведь, что поразительно – и новая смена заставы «мзду» не берет – вот уж, чудны дела твои, господи!

И позвонила красна девица своему супругу, добру молодцу, по аппарату заграничному, да в роуминге, и рассказала ему все о печалях своих ночных и утренних. Любит добрый молодец супружницу свою и жалеет, потому, примчался за ней на черном вороном «Мерседесе», вмиг. По дороге обратной их отрок опечалился, что матушке не смогла ее организация обеспечить качественное посещение мероприятия: «…Ведь они же знали, что к ним писатель едет из-за границы… Нужно было ведь подготовиться тщательней, а то ведь матушка и денег потратила уймищу на поездку эту, да и, пригорюнится!» - молвил отрок смышленый по мобильному аппарату своему батюшке.

Услышав все это, красна девица смекнула, что слава – не первое дело ее жизни. Перво-наперво – у любого каждого должна быть семья!!!



Просмотров: 121Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все