Глава 5.

 

  Пустынная терраса, залитая лунным светом и огоньками кое-где расставленных свечей на балюстраде, стала для меня отправной точкой в самое увлекательное путешествие – к себе, или подальше от себя прежней, я еще не очень понимала… Что-то новое, другое поднималось во мне, и мне это очень нравилось.

  - Я не представился. Меня зовут - Лука. – и снова, от хрипловатого голоса, возникшего из ниоткуда загадочного байкера, по моей коже побежали мурашки. - Я собираюсь прокатиться, может составите мне компанию?

  - А-а-а, с удовольствием! – выдохнула я, голосом, полным решимости и жаждой приключений.

  Мы спускались по ступеням, ведущим к заднему двору. В этой части, как я помнила, была расположена конюшня. Доходя до одного из загонов, Лука поднял руку, давая понять, что нужно подождать. Мужчина скрылся в темноте.

  Невероятных размеров луна над моей головой, сегодняшнее полнолуние с разными мистическими вещами, случающимися в связи с этим – это было единственным объяснением всего происходящего со мной в эту ночь. Я – в нижнем белье и босяком в чулках, держащая в одной руке туфли, а другой придерживая уголки сползающего с моих плеч пледа, стою где-то у конюшни и жду какого-то байкера. И это я? Я, которая обидевшись на «бывшего придурка», решила жить, до тошноты правильно, доказывая всему миру, что «плохо» поступать – это плохо! Все это время, миру было плевать!

  Мои размышления прервал не то рев, не то рык дикого зверя, я увидела приближающийся пучок света, появившийся из-за угла загона и едва удержалась на ногах – ко мне подъезжал легендарный Harley Davidson. Я не очень разбиралась в технике, но этот мотоцикл я бы узнала из тысячи.

  В эту ночь я была ведьмой. Я ощущала себя булгаковской Маргаритой, парящей над ночной степью, где ветер подбирает слезинки в уголках глаз и, нежно путается в волосах.

  Съезд с шоссе блеснул приближающейся где-то внизу лунной дорожкой на зеркальной глади водоема. Мы остановились на окраине скошенного поля у реки. Сняв чулки, я побрела к берегу. Было так тихо и безветренно, что казалось все замерло вокруг и ненадолго остановилось. Лишь изредка хор из нескольких лягушек издалека приветствовал непрошенных гостей. Вдоль берега, поодаль друг от друга склонились ивы, купая свои ветви в темной воде. За ивами, прямо на берегу виднелся небольшой стог сена. Перепрыгивая на пальцах колючки жнивья, я с разгона шлепнулась спиной на мягкий стог. Закрыв глаза, вдыхая ароматы разнотравья и прислушиваясь к пению цикад, вдруг вспомнила, что валяюсь в дорогущем белье La Perla в степи, в стогу свежескошенной травы.., и так мне было хорошо, что я стала смеяться: сначала тихонечко, а после заливисто и громко.

  Открывая глаза, я увидела, как заслоняя луну, мой попутчик склоняется надо мной. Стоя на коленях, мужчина медленно стягивал с себя футболку. Пальцы одной руки он запустил в мои волосы, а второю, ласкал грудь. Я не сводила глаз с его полураскрытых губ. Схватив руками его голову, я впивалась в его губы, больно прикусывая их. Наши руки – сплетались, губы прилипали, мы поочередно оказывались друг на друге, скользнув ногой между его ног, я почувствовала, что я – желанна! Он входил грубо и резко… Я инстинктивно впилась в его спину ногтями, оставляя следы… Странные, дикие звуки наших стонов относило речное эхо вниз по течению. Не было времени, исчезло пространство – лишь миг, наполненный дикой страстью и животным желанием. Я орала, как раненый зверь, растворяясь в мужчине, отдаваясь ему, впуская его в себя… Эхо его протяжного стона, разлилось приятным теплом внутри…

  Я гладила ежик его короткостриженых волос на голове, лежащей на моем животе, еще тяжело дыша, но уже немного приходя в себя. «Откуда во мне взялось столько животного, дикого? - в висках стучал один вопрос. – Это была не я!».

  Вдруг, небо озарилось сине-желтыми языками, буквально через несколько секунд на горе забарабанили гигантскими бубнами раскаты грома. Внезапно набежавший ветер, словно заставил ревновать ивы – их ветки стали больно хлестать мою голую грудь. Еще через секунды, на наши нагие тела упали первые тяжелые капли дождя, смывая остатки этой ночи…