Глава 4.

 

Закрытая вечеринка у Лили была назначена на 22.00.

Когда в твоей жизни уже очень продолжительное время все буднично и обычно, ты ненадолго сходила замуж и вернулась, ты давно считаешь, что одиночество, гораздо лучше, чем плохая компания, ты еще не завела кота, но уже присматриваешь, то…

Чем меньше времени оставалось до времени «Ч», тем больше неуверенности в себе я испытывала. Меня раздирали изнутри совершенно противоречивые чувства. Я жутко боялась и от этого так сильно нервничала, что слышала звуки своего сердца, и время от времени, нервно урчащего желудка.

У меня был нежный вечерний макияж, легкая укладка, от которой мои волосы выглядели шикарно и в то же время, очень естественно, но, когда я одела свой дико откровенный наряд, в моем понимании, не для посещения иных мест, кроме спальни, я стала злиться. Я злилась на себя, потому что от моей вчерашней мимолетной уверенности в себе, не осталось и следа. Еще, я злилась на инфантильность Лили - только не повзрослевший ребенок, не наигравшись в куклы, мог придумать такой полуголый карнавал. И снова, я злилась на себя – мое природное женское любопытство не заглушали ни страхи, ни обиды, ни бубнящий где-то в глубинах сознания, голос разума. Звонок мобильного прервавший мои метания и дававший последний шанс отказаться, прогремел как гром. Бархатный мужской голос сообщал, что за мной прислали автомобиль. Еще раз взглянув на себя в зеркало, набрасывая плащ поверх нижнего белья, я открыла дверь…

У особняка было припарковано очень много машин представительского класса, марки которых, я даже не смогла прочитать. Я медлила с выходом из автомобиля, в надежде посмотреть наряды еще кого-нибудь из гостей. Последние минуты в пути меня посещали мысли, одна круче другой… Из рядом припаркованного авто, вышел мужчина, его наряд – туфли, носки, трусы, бабочка и шляпа, немного успокоил меня, сидящую в плаще, накинутом поверх нижнего белья…жуть… Приподнимая шляпу, он улыбнулся и двинулся ко мне – это был вчерашний Ксюшин заказчик, желающий приобрести особняк Лили. Когда его кто-то окликнул, и он отвернулся, я не смогла сдержаться и тихо засмеялась. Причиной смеха стали его трусы – сзади на его заднице красовалась какая-то птица. Из общих очертаний, это должен был быть орел. Явно польстившего себе с размером, владельца столь креативного белья, совершенно не смущал факт, что растянутый орел, больше смахивал на пеликана.

Как удивительно мало и одновременно много остается в полуобнаженном человеке. Еще вчера, я видела очень состоятельного мужчину в шикарном деловом костюме, эксклюзивных туфлях ручной работы, на его руке были часы, стоимостью в пару небольших квартир, не в самых плохих районах города - все это наделяло его красотой, стройностью, ростом, умом, породой… Сейчас, передо мной стоял человек в трусах, с фигурой тюленя, его, показавшийся мне вчера волевой профиль сильно напоминал, из-за выдвинутой вперед челюсти, бульдожью морду, но даже его выдающийся живот и короткие кривоватые ноги не умиляли в нем печать высокомерия. А я, порадовавшись своей молодости и красоте, справившись с волнением, вышла из машины.

Минуя центральную лестницу, подъехавшие вместе со мной гости, направлялись к открытой террасе. Где-то были слышны едва уловимые звуки Грез любви, так любимого мной Ференца Листа, Весенний вальс, Вальс дождя, Нежность Шопена. Особняк, был похож на сказочный замок – нигде не было электрического освещения, только свечи.., все вокруг выглядело таинственно и волшебно. На террасу выходили три двери, в одну из них я и вошла в поисках Лили.

Я оказалась в огромном зеркальном зале со статуями, столиками с разнообразными закусками, эскадрильей бокалов с шампанским и небольшим симфоническим оркестром, кстати сказать, тоже не в концертных костюмах. После выпитого, практически залпом, бокала шампанского, ощущение первого шока, от раскрепощенной, полуголой публики из гостей, музыкантов и официантов стало немного притупляться. Атмосфера легкости и открытости, какого-то первородного родства, царившая вокруг, приятно затягивала меня в некое параллельное измерение. Почувствовав, как кто-то дотронулся до моей спины, я оглянулась – передо мной стояла молодая женщина с длинными каштановыми волосами с веером из перьев в руках, на ней были туфли, чулки, трусики и бусы из жемчуга до пупка. Улыбнувшись, она провела перышками веера по моей шее, опускаясь до предплечья… В ее глазах не было страсти, был мимолетный порыв озорства, не более…

Я наблюдала за гостями, которые просто наслаждались моментом… В них было так много раскрепощенности и свободы, и это несмотря на минимум одежды… «Мне бы так…».

- Я рада, что вы здесь, милочка! – ко мне подошла Лили. – А у меня для вас сюрприз, пойдемте!

На Лили была изящная шелковая туника лилового цвета, с кружевным принтом под грудью и накидка на плечах из такого же нежного кружева, в руке на которой играли огоньки свечей, отражаясь в камнях браслета, она держала мундштук, тоже, лилового цвета.

Лили подвела меня к одной из статуй. Это было мраморное изваяние женщины. Когда я присмотрелась, у меня перехватило дыхание – это была я! Вот только такого средневекового наряда в своем гардеробе я не припоминала. Не ощущая времени, я завороженно вглядывалась в холодные черты лица, фигуру – сомнения не было, это точно была я! Машинально приложив свою правую руку к мраморной руке, я отметила абсолютное сходство формы пальцев, ногтей, и, еще больше поражаясь, я взглянула на Лили…

- Это не вы, милочка! – Лили забавляло мое недоумение, она довольно улыбалась. – Это Матильда Фландрская, королева Англии с 1068 года, эта копия – подарок моего покойного четвертого мужа, он считал, что в нас есть некое сходство и внешнее и… мы обе «с перчинкой».

- Ну, про «перчинку» - это не обо мне… - равнодушно заметила я.

- Я в этом не уверена. – заметила Лили. – Хотите услышать историю этой особы?

- Еще бы… - я не переставала удивляться, продолжая рассматривать скульптуру.

- У Матильды было много предков королевской крови и это давало ей шансы выбирать из большого количества мужчин ее круга и сословия. Но знатным женихам, она предпочла незаконнорожденного герцога, у которого не было права претендовать на ее руку. И все же, она стала его женой после немного оригинального ухаживания, а именно: подкараулив во время прогулки, будущий супруг стащил бедняжку с лошади за волосы, приволок в ее спальню и там отшлепал. Во всяком случае, об этом говорится в нескольких источниках. Всем нам, иногда, хочется немного «жестче», или я не права? В каждой женщине прячется частичка Матильды. – Лили хитро прищурившись в упор смотрела на меня.

- Немного не мой формат отношений. – выговорила я, удивляясь, проскочившим намекам сомнений в сказанном мной.

«Наверное просто сказывается третий наполовину опустошенный бокал шампанского… или четвертый…» - продолжала я размышлять о «пожестче».

- Да! Действительно поразительное сходство! – Лили разглядывала меня и скульптуру. – Как знать, может быть в вас, милочка, течет королевская кровь Матильды. Невероятно! Если вы не против, я хочу называть вас – Тилли! И еще, мы перейдем на «ты». – Лили не спрашивала, она уже так решила.

Мне оставалось только безропотно кивнуть. Я немного привыкала к ее чудачествам.

- Представь себе: иногда, ты можешь быть сексуальной грешницей Тилли, а иногда - ханжой Софьей. Разве это не прекрасно, когда у тебя есть выбор? – в глазах Лили горели какие-то озорные искорки.

- Лили, психиатрия называет это раздвоением личности… - меня поражала живость и молодость идей этой дамы.

- Тилли, да любой психиатр скажет, что в его области здоровых людей вообще нет, у нас всех есть «пунктики». – Лили улыбалась. – А вот и авторитетные специалисты.

Обернувшись, я увидела приближающихся к нам мужчину и женщину в эротических костюмах врача и медсестры.

- Доктор, ваш универсальный рецепт на сегодня? – Лили, улыбаясь обращалась к мужчине.

- Еда, шампанское и секс! Еду, можно исключить! – он допил шампанское, приложил бокал к груди своей медсестры и стал делать вид, что слушает ее сердце.

Услышав рекомендацию доктора, я вспомнила, что ничего не ела и пользуясь случаем, улизнула к столам с закусками. Меню, по истине было королевским. Вызвавшийся мне на помощь официант, называл предлагаемые блюда, а я, не очень понимая половину слов, пила шампанское и улыбалась: Буше с муссом из семги и сыра Дор-Блю; Жюльен из крабов в слоеных тарталетках; Тар-тар из лосося; Роллы из телячьего языка с сырным муссом и зеленью; Профитроли со свиным паштетом и корнишонами; Салаты в тарталетках; Блинные мешочки с мясом, рыбой, икрой; Ассорти из мини-пирожных; Муссы; Крокембуш из профитролей с начинкой; Шоколадное фондю с фруктами и сыром, на котором я и остановилась.

Подкрепившись и решив немного освежиться, я вышла на террасу. Мои ноги, немного отвыкшие от обуви на высоком каблуке, начинали побаливать. «Наверное, ничего не случится если я сниму туфли, хотя бы ненадолго…» - подумала я, разуваясь. Ставя ногу, в тоненьком чулке, на холодный каменный пол, почувствовала себя самым счастливым человеком на планете. В следующее мгновение, сзади на мои плечи, кто-то аккуратно набросил плед.

- Становится прохладно, Тилли. Вы можете простудиться. – голос был приятным, но не знакомым.

Обернувшись, я увидела молодого мужчину, не соблюдающего дресс-код вечеринки – на нем были джинсы, белая футболка, даже в свете свечей, подчеркивающая его смуглую кожу и байкерская куртка.

- Да! Удивительное сходство с Матильдой! Вы – настоящая королева, Тилли! – незнакомец приблизился ко мне и провел большим пальцем по моей нижней губе и подбородку, а затем, облизнул палец.

Испугавшись такого вероломства, я сделала шаг назад.

- Шоколад, Тилли! Вы испачкались… - извиняющимся тоном произнес мужчина.

Я, на секунду представила шоколадные реки от фондю на своем подбородке и рассмеялась. Мне, определенно было приятно от грубоватых прикосновений странного незнакомца.

«Может Лили права и во мне тоже есть немножечко «перца»? И может, хотя бы одну ночь я могу побыть Тилли, уносящейся по залитой луной дороге на байке, прижимаясь грудью к сильной мужской спине…